?

Log in

No account? Create an account

Категория: общество

  Мы, если не все, то очень многие, искренне верили в то, что технический прогресс способен смягчить неравенство и улучшить социальное устройство общества.
  И у нас, казалось, были все основания для такой веры. Автоматические стиральные машины распространились повсеместно, пришли практически во все дома и освободили женщин от самой тяжелой части их домашнего труда. Страшная пропасть между богатой дамой, отдававшей белье прачке, и бедной матерью семейства, целыми днями корячившейся над корытом, исчезла. И та, и другая забрасывают белье в бак и включают машинку: это и удобнее, и дешевле, и легче для обеих.
    И таких примеров много. Лифты, мобильники, интернет, памперсы, антибиотики, витамины стирают различия в образе жизни. Автомобиль богатого бездельника дороже, эффектнее, мощнее автомобиля трудяги, но в городе - ограничение скорости, а машина есть машина - она-таки ездит. И удобства, такие, как кондиционер, раньше отличавшие классные тачки от неклассных, распространяются уже на все. При всей разнице в списке объектов собственности образ жизни выравнивается.
     И нам кажется, что это чудо творит технический прогресс.
    Так вот. Это иллюзия, от которой, боюсь, нас очень скоро избавят.
    Достаточно поднять тарифы на электричество, воду, бензин и газ - и все вернется на круги своя.
    Бедные будут ходить пешком и грязными. Держащиеся "на плаву" - стирать в корытах, мыть посуду в раковине, как наши бабушки мыли в тазиках, и гордиться тем, что не идут пешком, а способны заплатить за проезд в общественном транспорте. Автоматические стиральные машины, упругий горячий душ, памперсы и книги из интернета останутся для тех, кто способен будет за это заплатить, - как раньше прачка, нянька и горничная были для них же.
    Потому что все удобства нашей жизни были обусловлены социально. Технический прогресс был лишь ответом на социальный запрос. СССР своим существованием создал вызов, и на него надо было отвечать.
    И как только мы о нем, об этом укладе, о самой его возможности забудем - тарифы поднимут. Оправдывая дороговизной и ограниченностью ресурсов. И мы поверим. Потому что ресурсы действительно ограничены, а создание новых способен вызвать к жизни опять-таки только социальный запрос.
    А стиралка требует водички и электричества, которые нам будут не по карману. Постоит памятником техническому прогрессу - и уйдет на помойку.
   Можете не сомневаться. Как только забудем.

Немного о Снежске

Попасть в Снежск очень просто.  Нужно купить билет в кассе вокзала, сесть в поезд, ночь - и вы уже там.
Просто мало кому это приходит в голову - ехать в Снежск.
Правда, есть одна тонкость.  Билет в Снежск нельзя купить через интернет.  Неизвестно почему, может быть, из-за малого спроса; а может быть, в таинственых переплетениях компьютерных программ именно это сочетание букв: "Снежск" - вызывает к жизни совсем малюсенькую, не замеченную программистами ошибку, но если вы наберете его на своей клавиатуре, вам предложат Лондон, Санкт-Петербург, Амстердам...  Одним словом, там, в сетях это простенькое сочетание букв никогда не будет распознано правильно, и на сайты, бронирующие билеты в разные чудесные места, придет совсем другой запрос.
А вот тетенька в кассе вас расслышит правильно. Особенно если вы успеете заглянуть ей в глаза и понять, удачный у нее сегодня был день, не очень или все совсем плохо. И молча посочувствуете в последнем случае.  Она услышит правильно и выпишет вам билет в Снежск - на сегодня.  Потому что билеты туда всегда бывают только на сегодня.
Ваш поезд будет отходить в сумерки. Вы займете свое место в купе, поздороваетесь с соседями; все, как водится, выложат на столик пакеты со снедью и поставят бутылки кто с чем, а поезд будет мчаться, и за окнами совсем стемнеет, и пора уже будет ложиться спать, чтобы не проспать свою станцию: Снежск - не конечная. Снежск никогда не конечная.
Но даже если вы не уснете, а, предупрежденный мною об еще одной маленькой особенности поездки в Снежск, всю ночь будете вглядываться в темноту, где мелькают фонари и светятся далекие окошки неизвестных населенных пунктов, вы все равно не заметите, когда это произойдет.
Просто на рассвете, когда ваши соседи, едущие в Волгоград, Сочи или куда еще там идет этот поезд, будут сладко спать, проводник предупредит вас: "Снежск. Остановка две минуты". И вы выскочите на по-утреннему пустынный перрон - всегда не в то время года, в какое вы садились в поезд. Если вы выехали в январе, вы окажетесь в июле. Если в апреле - вас встретит октябрь.
"А год, год-то какой будет?!" - в волнении спрашиваете вы. Да тот же самый будет год, не волнуйтесь. Или следующий. В общем, на полгода раньше. Никакой выгоды вы из этого извлечь не сможете (многие пробовали): все важные мировые события будут идти, как идут, обтекая Снежск, а события, происходщие в маленьком городе - кому до них есть дело и на что они могут повлиять?
Главное - не забывайте вовремя поздравлять ваших близких и знакомых с праздниками, а то здесь с этим очень легко запутаться. Впрочем, для забывчивых на почте и на доске объявлений возле Горсовета всегда вывешивают крупные плакаты: "Завтра в мире 8 марта!", например.
И не стоит думать, что жители Снежска - анахореты какие-нибудь, которым дела нет до того, что происходит "в мире". Они, скажем, точно так же, как и вы, переживали, кто станет президентом Соединенных штатов. Просто вы интересовались этим в ноябре, когда в вашем городе уже и снег успел выпасть, а снежане - в мае. Как раз очень теплое начало мая выдалось, все зазеленело буквально за неделю.
"Но где же та граница, - продолжаете любопытствовать вы, - которая отделяет эту аномалию от всего прочего мира? И как она выглядит?"
Если хотите, мы с вами можем сходить посмотреть. Только нам придется на всякий случай запастись рюкзаками со всем тем, что обычно берут в походы. Потому что тут заранее не скажешь: на границу можно наткнуться, лишь только перейдя  по бетонному мосту через овраг по довольно-таки раздолбанной дороге, по которой из города и в город ездят грузовики с товарами, а можно несколько дней брести по смешанному лесу, окружающему Снежск со всех сторон.
Это будет зависеть от нас, от наших ожиданий.  Точнее - от вас, потому что я в городе не в первый раз и вроде бы как не считаюсь. Вы будете ждать: когда же, когда, а потом оглянетесь и поймете: уже. А когда и как - вы не заметили.
А заранее не скажешь потому, что не только я, видящая вас впервые, но и вы сами не можете сказать, чего больше в вашем нетерпеливом ожидании: любопытства, желания, чтобы аномалия наконец-то кончилась - или чтобы не кончалась.
Помню, с одним парнем из ролевиков мы пятеро суток тащились по лесу,  оголодали, пооборвались, продираясь сквозь заросли, ноги стерли, пока не выбрались на границу - прямо к крайним домам соседнего города. В тот раз это был Липецк.
Мой спутник посмотрел на заснеженные гаражи, плюхнулся в своих драных джинсах прямо в сугроб и заплакал. У него была теория, что Снежск - не аномалия нашего мира, а кусочек другого, соприкоснувшегося с нашим. И если хватит веры, готовности принять необычное, чего-то еще, то можно выйти к другим городам этого иного мира, войти в него полностью, увидеть весь.  Мы пять дней шли по лесу, и его вера в эту теорию крепла. И сидя задницей в сугробе, он продолжал в нее верить. И плакал от разочарования в себе, от того, что его, именно его, этого парня,  на то, чего он хотел, не хватило.
Мы пошли обратно по своим следам, и Снежск нас впустил. А бывает, что и не впускает. Идете обратно, идете - а вокруг все то же время года, сколько не иди. Тогда, чтобы вернуться, только общий путь - вокзал, поезд, ночь.
Мы шли летним лесом, и я старалась его утешить. У меня другая теория. Снежск - самый обыкновеннный город нашего с вами мира, немного отличается, да, но он не один такой. Есть и поинтереснее.
Просто мало кому приходит в голову прийти на вокзал, заглянуть в глаза тетеньке в окошке и попросить билет на сегодня в какой-нибудь Травинск.

Жена Лота

   Когда-то, когда я была молода и писала стихи (а кто без греха – пусть первым бросит в меня камень!), у меня был цикл стихотворений о жене Лота. Конечно, стихи эти забылись и затерялись; вряд ли я теперь сумела бы их найти.   Вспомнилось по ассоциации: я думала об Орфее и Эвридике.
   Мы с отцом за чаем вспоминали песни, которые во всем вроде бы достойны и благообразны, но оставляют неприятное и раздражающее впечатление. «Ты – моя мелодия, я – твой преданный оркестр…» - вспомнила я. «Орфей», - поправил отец. Ну да, конечно, Орфей, хотя с «оркестром» было бы все-таки получше. Нагловато, конечно, (дай нам Бог в таких случаях где уж там оркестром – одинокой свирелью, дудочкой тростниковой быть, но только берущей верные ноты!), но хоть смысл был бы. А с Орфеем – вообще никуда, потому что предан он был не мелодии, а Эвридике. Ее выводил из тартара, а она обернулась.
    Жена Лота тоже обернулась, но это совсем другое. Эвридика обернулась на тартар, потому что его боялась (я вот на улицах изо всех сил уговариваю себя не оглядываться на собак – и все равно оглядываюсь). А жена Лота обернулась на Содом потому, что это был ее родной город.
   Там она родилась, росла и бегала ребенком по его каменистым неровным улицам; девушкой смотрела на острый месяц над плоскими крышами и мечтала о том, о чем мечтают все девушки и что никогда не сбывается. И вышла замуж, и рожала детей, и уже их, маленьких и спотыкающихся, водила по каменистым неровным улицам.
   Там оставались все, кого она знала. Кумушки, с которыми судачила у колодца, их дети…
    Да нет же, не было в Содоме никаких кумушек и детей! Это, судя по тексту первоисточника, был город сплошных мужеложцев, выродился вконец. Да и не стал бы Вседержитель губить огнем и серой город, в котором росли дети. Может, помня об этом, в некоторых странах (не будем показывать пальцем) сейчас с таким упорством воруют, покупают и тащат к себе силой чужих детей – обезопасить себя хотят от участи Содома?
  Ладно, пускай мужеложцы. Но и мужеложцы – люди, и она жила с ними бок-о-бок. Делила хлеб, здоровалась на улицах…
И когда уже ничего нельзя было сделать, совсем ничего, она сделала единственное, что могла, что было запрещено, - подарила взгляд обреченному городу, в котором оставались люди. Все, кого она знала. Люди.
   Я знаю, что это нигде не сказано, но мне хочется верить: когда Христос выводил из ада всех обреченных ему и шествовал во главе сонм спасенных, Его взгляд на мгновение задержался на соляной скале у края Мертвого моря. И вместе с прочими за Ним пошла невысокая немолодая женщина, обыкновенная, полноватая, с заметной проседью в темных волосах.

Луганск

Вернулась из Луганска, из лета. Там тепло, там яблоки. И виноград. Лозы переплетаются над головой, как в выдуманной романтиками древней Греции какой-нибудь. Здесь - настоящее.
DSC00518

Сегодня, 11 сентября, у прекрасного города  день рождения. Поздравим!

Читать дальше...Свернуть )

Нина Ищенко

Американский писатель Уильям Фолкнер (1897-1962) является одним из самых значительных прозаиков двадцатого века. Йокнапатофская сага, которую писатель создавал более тридцати лет, объединяет несколько десятков рассказов, повестей и романов, которые по форме необычайно изысканы и представляют собой блестящие образцы литературы модерна, а тематически посвящены обычной жизни американской провинции в вымышленном округе Йокнапатофа, который отражает многие черты родного края писателя, представляя собой в то же время особый художественный универсум [2].

Традиционным стало восприятие Фолкнера как писателя-гуманиста [1]. Автор сам позиционировал себя как гуманиста и называл литературу школой гуманизма [11]. Известность Фолкнера, его литературные достижения, а также его высказывания на тему писательского труда и смысла литературного творчества немало способствовали восприятию Фолкнера как гуманиста и формированию позитивного имиджа гуманизма в двадцатом веке. Между тем в философском плане упомянутое отождествление несостоятельно, что подтверждается серьёзным несовпадением гуманистической концепции и тех идей, которые Фолкнер считал ключевыми и к которым постоянно обращался в своём творчестве. Предварительному анализу указанной проблемы будет посвящена данная статья.

Читать дальше...Свернуть )
http://oduvan.org/?p=3708

    Сейчас в сети наблюдается очень много людей, страстно отстаивающих несовместимость идеи коммунизма и Православия. Почему вдруг возникла такая мода – отдельный вопрос; сейчас я остановлюсь на доводах сторонников этой точки зрения.
  Эти доводы отчетливо делятся на две группы.
Читать дальше...Свернуть )
         Есть нечто загадочное в викторианской эпохе. Даже те, кто, подобно вашей покорной слуге, видит в Англии извечного врага, в англосаксонском духе - нравственного и духовного антагониста, а в протестантизме - сектантство самого скверного толка, не могут отказать ей в обаянии. Паровозы, паровые прессы, Дарвин с его обезьянами - все эти порождения британского гения сеяли смятение умов во всем мире, но, казалось, - не в самой Англии. Застегнутые на все пуговицы джентльмены садились в вагоны поездов с таким же достоинством, что и в пролетки, дамы с прямыми спинами и изящно скрещенными лодыжками невозмутимо пили чай на палубах пароходов.
     
МногабукаффСвернуть )

Н. С. Лесков. "Чертогон"

Описан любопытный обычай московских купцов первого ряда, наиболее богатых и уважаемых.
Начинается все с того, что купец впадает в тоску, чтоб не сказать - в депрессию.
"...и на лице у него этакая что называется плюмса, как бывает от скуки.
Туда- сюда глядит и один раз на меня метнул глазом и ни с того ни с сего проговорил:
- Совсем жисти нет."(с)
Для лечения сей болезни страждущий, срочно и немедленно созвав таких же, как он, пожилых солидных купцов, снимает целиком "Яр", совершенно не ограничивая себя в расходах ("Кто что захочет, всякому чтоб было." (с)), в целях исключения смертоубийства и других каких неприятностей нанимает опытного вышибалу - и ударяется со товарищи в разгул. Дикий, с безудержным пьянством, крушением всего вокруг, битьем в литавры, цыганами и цыганками (последнее - единственное, что не сказать чтоб прилично, но умеренно).
При этом видно, что все участники действа (Лесков называет его обрядом) - служащие "Яра", друзья-купцы, цыгане, цыганки, вышибала (который, кстати, во всякое другое время учителем трудится) - с порядком его хорошо знакомы, не в первый раз.
Илья Федосеевич чертей гонит, чтоб душу вконец не сгрызли, - что ж тут особенного?
Читать дальше...Свернуть )Читать дальше...Свернуть )

Profile

edelberte
Ольга

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner