Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

(no subject)

    Мы привыкли считать, что живем в секулярном мире. И совсем недавно это именно так и было.
    Конечно, среди наших современников находилось немало таких, кто верил в гороскопы, читал Блаватскую, ловил летающие тарелочки... Но даже они, не говоря уже о насмешливо относившемся к таким увлечениям большинстве, твердо знали, что существует наука. То, что она установила, многократно проверив, - это так и есть, а чего она не установила - может быть, а может и не быть.
   Осторожная, зачастую ретроградная, академически бескрылая, зато такая надежная наука. Именно она служила оградой секулярного общества от невнятицы и ужаса, на которое обречено в мире неведомого обезбоженное сознание.
   Недавно в фэбэшной ленте меня укололо вскользь брошенное: "Ученые теперь сами толком не понимают, что делают". Укололо потому, что это, по-видимому, правда и становится правдой всё в большей степени.
   Но, дорогие мои, такого ведь не может быть! Ученый не может не понимать, что делает. Он формулирует гипотезу и на основании ее ставит эксперимент - задает природе вопрос. Природа отвечает "да" или "нет". Гипотеза подтверждается или отбрасывается.
  А тот, кто делает что-то, и оно у него получается или не получается, но он и сам не знает, почему, но что-то изменяет, не зная почему, пока не получится, - это маг, шаман, невежественный народный целитель, кто угодно, только не ученый.
   А между тем такой "науки" незаметно для нас, обывателей, становится все больше, и все больше она вытесняет ту, прежнюю науку - трезвую, осознанную, ищущую прежде всего ясного понимания - то есть теории.
  То, что айтишники давно не понимают, что происходит в сетях, привыкли к существованию "багов", "лагов" и "гличей", никого уже не удивляет. И появление каких-нибудь "богов цифрала" (Олди, "Бык из машины"), боюсь, тоже уже никого не удивит. Но по такому же принципу "делаем, но не понимаем, что" работают генетики,  физики на коллайдере и представители многих других дисциплин, до недавнего времени бывших научными. И то, что у некоторых из них получается, уже не имеет отношения к науке, потому что действие есть, а теории, его объясняющей, нет даже в первом приближении.
   Иными словами, упор на развитие технологий в ущерб добросовестности фундаментальной науки привел к разрыву - пока еще малозаметному, но всё больше расширяющемуся - между собственно деланием и пониманием того, что делается.
  Современное общество уходит от секулярности. Уходит в мутную и опасную темноту архаичного дохристианского мира. С хитрыми гаджетами, поражающими воображение своей сложностью установками, пластиковыми трубками и белыми стенами стерильных лабораторий.
  Там уже ждут.
   

(no subject)

    Среди идей Джина Родденберри, очень похожих на гениальные прозрения,  одна осталось незамеченной и неоцененной. Я имею в виду тот способ передвижения среди звезд, который был открыт (подсказан кем-то могущественным и таинственным?) в "Следующем поколении", а в "Андромеде" уже полностью заменил ВАРП. Необычность и философская, если можно так выразиться, значимость его заключалась не столько в умопомрачительной скорости при малом потреблении энергии (хотя и это, само собой, было), сколько в том, что сама возможность его использования принципиально и напрямую была связана с личной способностью оператора прозревать пути (что бы это не означало).
    Иными словами, возможности твоего космического корабля определялись тем, что ты лично из себя представляешь.
    Уже в этом веке та же мысль, поданная более прямолинейно, но и более определенно, прозвучала у русского фантаста-философа  Вячеслава Рыбакова: Марс и вообще Космос открыт и доступен, но только для тех, чьи помыслы чисты.
    Какая-то важная, еще не оформившаяся мысль, а может быть - интуитивное еще чувство, подсказывающее выход из тупика, стучится в наши умы.
    Митрополит Антоний Сурожский примерно так писал о медицине и врачах: медицина выделяется среди прочих направлений науки и основанной на науке практики тем, что личные качества имеют значение.
   Мы можем в это не верить. Собственно, по факту мы уже в это не верим и считаем, что людей лечат не люди, а протоколы.
   Вот только скальпель в руках держит не протокол, а человек, и тому, кто под этот скальпель ложится, не все равно, что думает о жизни, смерти и ценности вот этой вот конкретной тушки, распятой на операционном столе, тот, в чьих руках этот скальпель.
   А так да, протоколы.
   И космические корабли, способность управлять которыми зависит от квалификации пилота - и ни от чего в этом пилоте больше. Знаешь, какую кнопку когда нажать, умеешь сделать это достаточно быстро и четко - полетишь, куда ты денешься!
   И наука принципиально объективна; что не объективно - то не наука.
   Вот только корабли те, по сути, какими были шестьдесят лет назад - такими и остались. И Нобелевскую премию по физике дают за работы, опубликованные полвека тому как.
    "А время торопит, возница беспечный", и вот уже к нам подступает искусство, объективное по самое не могу, не зависящее от личности творца, от того, чего он хочет в этом мире и во что верит, а только лишь от просчитанной реакции масс.
   А нам, между тем, уже сообщают, что во всем мире академическое сообщество утрачивает позиции. Когда нам то же самое скажут о скрипачах, поэтах и мимах - мы не удивимся.
   И останемся с гаджетами в руках, а из гаджетов тех будут пялиться покемоны, но мы не вспомним, кто это такие (а мы это знали? кто они такие?), а будем помнить только одно - что их надо ловить. И умение извлекать в строгом соответствии с протоколом донорские почки в условиях надувной палатки, конечно же, останется при нас.
   Где-то мы ошиблись. Где-то на том рубеже, где поверили, что ответы Вселенной на наши вопросы не зависят от того, что мы из себя представляем, куда идем, куда хотим идти и кого любим.
   Еще не поздно исправить ошибку. 

(no subject)

  302100
 Чем больше вглядываешься в восемнадцатый век в Европе, тем больше понимаешь, что самым подлинным и полным выразителем его духа был Эрнст Теодор Амадей Гофман.
Collapse )

Гробики. Саркофагики

Оригинал взят у schwalbeman в Гробики. Саркофагики
ВДНХ кажется похожим на кладбище повапленных гробов, которые снаружи представляются воплощением достижений социалистического общества и дружбы народов, а внутри полны мерзостей коммерции и всяческого капитализма.

Нет, лучше не так. Лучше вот как: "Я хочу на ВДНХ съездить, Алеша, отсюда и поеду; и ведь я знаю, что поеду лишь на кладбище, но на самое, на самое дорогое кладбище, вот что! Дорогие там лежат покойники, каждый камень над ними гласит о такой горячей минувшей жизни, о такой страстной вере в свой подвиг, в свою истину, в свою борьбу и в свою науку, что я, знаю заранее, паду на землю и буду целовать эти камни и плакать над ними, — в то же время убежденный всем сердцем моим, что всё это давно уже кладбище, и никак не более. И не от отчаяния буду плакать, а лишь просто потом у, что буду счастлив пролитыми слезами моими. Собственным умилением упьюсь."

Но это я так-с, от желчности уже. На самом деле, глинтвейн был вкусный и вообще мне все очень понравилось. Лет 25 назад был там в прошлый раз.

(no subject)

    Я все поняла. ЖЖ - клуб, кафедра и лаборатория.  Здесь можно вести долгие неторопливые разговоры у камина, вдыхая аромат старых страниц. Можно часами обсуждать тонкости теории, выслушивать мнения, строить и разрушать концепции. Можно разворачивать рулоны распечаток в поисках одной-единственной цифры.
   Фейсбук - митингующая площадь. Там некогда долго говорить, короткие отрывочные реплики - все, что можно расслышать в гуле голосов, реве мегафонов и ветра. Туда приходят самые свежие новости и самые бредовые слухи. Там важна не твоя речь, а твое присутствие. Еще одно плечо в строю, еще один голос в поддержку. Там нужно не рассуждать, а быть.
   Когда устаканится, я вернусь.

(no subject)

            При всем моем интересе к движению "Суть времени"  регулярно просматривать его материалы у меня, увы, не получается, и понадобился очень большой шум по очень незначительному поводу, чтобы до меня дошла небольшая резолюция летней школы актива этого движения, кратко называемая "Декларация по Марксу".
        Сначала я приведу сам текст и его официальный источник, а потом постараюсь объяснить, почему я считаю его очень важным, обнадеживающим и даже прорывным.


Collapse )

1. Определено место марксизма в рамках формирующейся концепции "русского коммунизма": это обществоведческая теория,  огромной познавательной ценности научный  инструмент, который можно и нужно применять при изучении общественных явлений, связанных с интересами тех или иных общественных групп, прежде всего - классов. Это очень важно, потому что в постоянных спорах, где звучат точки зрения от "всякий, кто поминает Маркса, - западник и враг" до "Маркс - наше все, альфа и омега", спорящие не удосуживаются провести различие между марксизмом как социальной теорией и марксизмом как типом мировоззрения, порожденного конкретно-исторической ситуацией Западной Европы 19 века, и даже - квазирелигиозным культом, в рамках которого возможны обвинения типа "Вы приходите к противоречию с положениями классика!".  Понятно, что второй (и третий!) "марксизмы" абсолютно неприемлемы, в то время как отбрасывать хорошую, работающую теорию в угоду патриотам-антимарксистам, оперирующим доводами из серии "ваши марксисты храмы жгли!", было бы дикостью со всех точек зрения.
2. Всякая научная теория, до тех пор, пока она является таковой и не превращается во что-то иное, обязательно имеет границы применимости. Научной теории "сразу и обо всем" не бывает, сразу и обо всем - это прерогатива мировоззрения, которое формируется не только наукой, и я бы даже сказала - наукой в последнюю очередь. К т.н. "научному мировоззрению" это тоже относится - ровно в той же мере, как и к любому другому.
    Определение границ применимости теории - необходимая и зачастую очень сложная и объемная часть научной работы. Распространяя положения теории на процессы и явления, которые она описывать не может, мы получаем... много чего плохого получаем, от ошибок в вычислениях и до сожженных храмов включительно.
Что касается марксистской теории, то ее границы применимости в общем-то давно ясны - их нужно было только четко и внятно сформулировать. Что и было сделано. Марксизм работает там, где мы с вами хотим понять общественные явления, связанные с классами и даже шире - с действиями общественных групп, основанными на интересе.
3. Такая постановка вопроса уже сейчас обеспечивает платформу для широкого патритического фронта.
4. Самое важное. Прозвучало (прозвучало!) и со всей определенностью, что интересы не являются суперрегулятором общественных отношений, что значимые общественные процессы могут определяться и определяются не только ими. Признание левыми существования значимых регуляторов помимо интересов открывает путь к созданию левой теории в рамках цивилизационного подхода, т.е. к теоретическому обоснованию левого патриотизма, "русского коммунизма" и дальше - к чаемому всеми нами синтезу.
5. Конечно, так или иначе, в тех или иных работах все это звучало и раньше. Но впервые этот подход стал декларацией влиятельной политической силы. Что внушает оптимизм.

"Души прекрасные порывы"

        В девятнадцатом веке психологический реализм вплотную приблизился к настоящему пониманию человека. С научной дотошностью писатели фиксировали и анализировали тончайшие движению души, сплетения глубинных мотивов, взлеты духа;  скрытые пружины, запускающие внезапные импульсы и озарения; кристаллизацию любви; неисчислимое разнообразие  причин для притяжения и отталкивания людей. Человеческая душа представала огромным и разнообразным миром, который, тем не менее, поддавался изучению. Еще чуть- чуть... 
      "Но сатана недолго ждал реванша." Пришел двадцатый век, и вместе с ним - наука психология. Которая и поведала опешившему человечеству, что всё, имеющееся у него за душой, есть сублимация сексуального влечения,   и заодно озвучила ценнейшую мысль - основой всех сложностей является родовая психологическая травма. Иными словами, корень всех наших проблем - в том, что мы родились на свет.
      Всем всё стало ясно, высоты и бездны одномоментно разъяснились - и понеслось.
     Collapse )
ноутбук

Ко дню юриста

Оригинал взят у sozecatel_51 в День юриста

       Всех причастных - с праздничком!    
Слово о Друге

Мужчина

 Ему бы в Римском Сенате заседать, завернувшись в тогу!
Кстати, "сенатор", прежде чем выучиться на юриста, работал слесарем 6-го разряда и работал на оборонном предприятии.
Пальцы у него были тонкие и чуткие. Он говорил, что деталь нужно "чувствовать" как женщину, иначе "изделие" не полетит. 



На фото - выдающийся русский историк и теоретик права Владимир Александрович Рогов.
Вряд ли кто из не-профессионалов о нем слыхивал. Да и профессионалы относились к нему, мягко говоря, по-всякому. На то они и "профессионалы".
А ведь это он их должен был бы, по идее, уму-разуму учить и наставлять, какие книжки читать.
Его докторская диссертация "
Проблемы истории русского уголовного права, XV - середина XVII вв." была поистине новаторской: какие только источники он ни приводил! Кажется, даже былины.
Последние годы он работал над темой "Язык и право", изучал санкскрит, активно работал в области семиотики.
И написал он, как минимум, три работы, которые следовало бы изучать ВСЕМ юристам во ВСЕХ отечественных вузах. Вот они:

Рогов В.А. Христианская государственность России в учении русских святых. М.: «Манускрипт», 1997

Рогов В.А., Рогов В.В. Древнерусская правовая терминология в отношении к теории права. (Очерки IX - середины XVII вв.). - М.: МГИУ, 2006

Рогов В.А. Право-пространство-время в богословии и средневековой Руси. М.: МГИУ, 2007.

Может быть для многих станет открытием, что христианские святые - Отцы Церкви - заложили основы римского права и сами были великими теоретиками права. Да кто ж об том слыхивал-то?!
Об том говорить вначале было, мягко говоря, небезопасно, а потом сие ЗНАНИЕ само собою и "пресеклось". Как и не было его вовсе.

Он разработал принципиально новую концепцию развития отечественного уголовного права, материалы исследований стали ОДНАЖДЫ даже предметом обсуждения. Однако научная среда его отторгала. А иные представители ее - просто люто "не любили" за талант и неординарность.
А учебники "по" теории государства и права все плодятся и плодятся.
И жуется в них старое марксистское мочало с поправками на нужды текущего политического момента и новейшие тенденции западной науки.
Все как встарь.
Потому как ничего иному махатмы советской, ставшей враз антисоветской, науки учены не были. А теперь не тот возраст, и не то время, чтобы чему-нибудь учиться.

Особенно отечественной истории.
А молодых тому научить было уже НЕКОМУ.

Рогов кн.
И такие бывают юристы.
Мы помним о тебе, Владимир Александрович!

От себя - пару слов. Когда-то я приводила своих не учившихся в нашем ВУЗе друзей-единомышленников на лекции Владимира Александровича по истории Русского государства и права. Шел 93-год, мы ходили на митинги, многое чувствовали, кое-что начинали понимать. Эти лекции для нас все расставляли по местам.
   К перечисленному выше я бы еще добавила (если кто сумеет достать)
:   В. А. Рогов.  Уголовное право и карательная политика в Русском государстве, XV-XVII вв.
 
: Учеб. пособие / Всесоюз. юрид. заоч. ин-т
  Эти книги - для всех, кто интересуется Русской историей.

Е. Хаецкая. "Падение Софии"

С обязательным подзаголовком "Русский роман".

                                                                                                   И Русь все так же будет жить,
                                                                                                   Плясать и плакать у забора.
                                                                                                                                          С. Есенин

  
   Этот роман, стилистически выдержанный, насыщенный, "с атмосферой", на  какое-то время превратил меня в сторонницу революции. 
     Знаете, наверное, как это бывает? - видишь сон, тягостный, но такой живой и реалистичный, что, всплывая на мгновение ближе к поверхности яви, думаешь с облегчением: "Да это же все сон! На самом-то деле все иначе..."  Вот примерно  подобное я и испытывала, возвращаясь из реальности романа, где никакой революции (ни Октябрьской, ни, судя по всему, февральской) не было, в реальность нашу, где все это было.
    Российская империя, 20... год.  Космическое корабли достигли дальних звезд, колонизируются планеты; там, на фронтире, доблестные гусары получают ранения и повышения в звании; есть такая наука - ксенопалеонтология. А здесь, в ценре Империи, по-прежнему бесятся от безделья помещики, старая барыня унижает лебезящих приживалок; девушка, интересующаяся наукой, мечтает поскорее стать  старухой, чтобы держать салон и иметь возможность хотя бы поговорить с теми, с кем ей говорить интересно. О том, чтобы самой учиться и работать, даже и речи не идет. Мужику нет хода на "чистую", господскую половину трактира. Одержимый наукой талантливый молодой человек работает управляющим у помещика и втуне мечтает о дальних экспедициях. Они есть, эти экспедиции, но... не для тех, у кого нет средств на жизнь. 
    Серые небеса, серый воздух и вечные напролазные хляби под днищем антигравитационного электромобиля.
    Неистребимый, физически ощущаемый запах старости.
    И совершенно не удивляет, что в этой унылой атмосфере заводится, как мыши в грязном белье, вылезший из каких-то теневых подпространств вампир - и высасывает остатки энергии из без того вялых, не знающих куда себя приткнуть людей. 
     Да, люди, населяющие этот мир, вроде бы совсем такие же, как в "Повестях Белкина", - милые чудаки с такими безобидными, смешными странностями. И даже свой благородный разбойник, кладущий головушку за правду, есть. Но... за прошедшее столетие с лишним куда-то девалась, рассосалась в них та хрустальная чистота, та естественность веры в добро, что неколебимо стояла в душах пушкинских героев. И когда представляешь, как в течение века таяла, уходила она, хрусталинка за хрусталинкой, из сердец, из речей, надежд и поступков, как будто какой-то вампир высасывал незаметно, - вот тут-то и думаешь: "Господи милостивый! Как все-таки хорошо, что была у нас революция! Как это чудесно, волшебно, что крестьянские мальчики летали в стратосферу, хохочущие девчонки окружали профессоров в гулких старых аудиториях - и гудела перелопаченная страна!"
    В одной из рецензий писали: возникает ощущение,что с Россией, описываемой в книге, произошло что-то ужасное, но автор, по доброте своей, от читателя это невыносимо страшное скрывает. Может, и так. А может, наоборот - чего-то  не поизошло? А может - и то, и другое?
    Вот название. Ведь вряд ли это только о героине по имени Софья, отдавшейся во власть вампира. Долгое время вампир "подпитывал" ее энергией, взятой у жертв, а потом покинул - и все разом кончилось. София - это ведь Мудрость. Если Мудрость долгое время остается неизменной - не вампир ли рядом с нею?
     
     

Очень верно

   Яркий, образный и в то же время очень точный пост ninaofterdingen 
Написан по поводу рецензии на фильм "Агора", посвященный судьбе женщины-неоплатоника  Гипатии (Ипатии) (4-5 вв.)

http://ninaofterdingen.livejournal.com/195955.html


Про Гипатию
Точнее, про рецензию. (http://victorsolkin.livejournal.com/255063.html?style=mine)
Когда я читаю такое, про христиан, которые уничтожили уникальную культуру, я как всегда соглашаюсь с фактами и расхожусь в оценках. Чтобы лучше проникнуться древней уникальной культурой, нужно пойти в большой книжный магазин, современный, красивый, богатый, на три этажа, и долго смотреть на полки, стеллажи и залы с практической астрологией, домашней магией, теософией, оккультными науками, гороскопами, хиромантией, прочищением аур, чакр и астральных тел. Долго и внимательно, листать и смотреть на картинки. А потом представить себе мир, где вот это - единственно возможная духовная пища. Ни ясности математики, ни трезвости физики, ни четкости техники - ничего этого нет, потому что нет вообще, время ещё не пришло. Астрология, эзотерика, гадания и демонология заполняют весь духовный универсум. Тогдашняя с позволения сказать наука состоит из этого всего на 90%. Это сейчас экстрасенсы просто морочат доверчивых простаков на частной основе (и то уже не везде), а тогда это была официальная идеология, с храмами, жертвами, доходами и безо всякой альтернативы.
В общем, когда постоишь в таком магазине хоть полчасика, когда посмотришь, что продают на книжных лотках и в киосках, сколько сил, мозгов и душ уходит в эту астрологическую магию, уже гораздо легче понять тех, кто громил и уничтожал. Только думаешь, неужели правда? Неужели кто-то когда-то сумел переломить этот кошмар больного разума и загнать всю эту муть в подполье, с глаз долой? Фантастика.

       Поскольку, наверное, не все помнят, что представляли собой "наука и философия" той эпохи, о которой идет речь, и насколько они были далеки от науки  и философии Аристотеля и даже Платона,  позволю себе в качестве примечания привести выдержки из научной работы еще советских времен, когда магию не принято было рассматривать иначе чем как суеверие; из работы, автор которой был очень мягок в своих формулировках.
 

Collapse )