?

Log in

No account? Create an account

Категория: литература

  Борис Конофальский. Цикл "Инквизитор". Фэнтези.
  Симпатичная вещь, живая, выдержанная исторически и стилистически. Шестнадцатый век, как он есть, - мерзейшее время в истории Западной Европы. Герой - солдат-наемник, отнюдь не идеальный, жестокий, как и его время, жадный до денег и почестей, как и его время, но не предающий доверившихся, не лгущий себе, не изменяющий вере и данному слову. В мире, отличающемся от нашего (или не отличающемся?) только тем, что ведьмы там на самом деле есть.
  Читается интересно.
  Замечание, относящиеся только к той версии книги, которая есть в сети. Автору бы надо озаботиться бетой: отношения с грамматикой у него сложные.

21 апр, 2018

По рекомендации Генри Лайон Олди (Henry Lion Oldie) прочитала "Эйфельхайм: город-призрак" Майкла Флинна.
Очень, очень интересная книга.
Строго беспримесная научная фантастика ставит читателя перед вопросами глубоко мистическими. В отдельных местах по остроте и напряженности религиозного переживания приближается к бернаносовой "Под солнцем Сатаны".
Читается не очень легко, язык производит впечатление корявого и монотонного, но, возможно, это недостаток перевода. А возможно - сознательный авторский выбор.
На мой взгляд, своего рода открытие. Я, во всяком случае, никогда не сталкивалась с тем, чтобы научная фантастика была ТАКОЙ.

Нина Ищенко

Американский писатель Уильям Фолкнер (1897-1962) является одним из самых значительных прозаиков двадцатого века. Йокнапатофская сага, которую писатель создавал более тридцати лет, объединяет несколько десятков рассказов, повестей и романов, которые по форме необычайно изысканы и представляют собой блестящие образцы литературы модерна, а тематически посвящены обычной жизни американской провинции в вымышленном округе Йокнапатофа, который отражает многие черты родного края писателя, представляя собой в то же время особый художественный универсум [2].

Традиционным стало восприятие Фолкнера как писателя-гуманиста [1]. Автор сам позиционировал себя как гуманиста и называл литературу школой гуманизма [11]. Известность Фолкнера, его литературные достижения, а также его высказывания на тему писательского труда и смысла литературного творчества немало способствовали восприятию Фолкнера как гуманиста и формированию позитивного имиджа гуманизма в двадцатом веке. Между тем в философском плане упомянутое отождествление несостоятельно, что подтверждается серьёзным несовпадением гуманистической концепции и тех идей, которые Фолкнер считал ключевыми и к которым постоянно обращался в своём творчестве. Предварительному анализу указанной проблемы будет посвящена данная статья.

Читать дальше...Свернуть )
http://oduvan.org/?p=3708

Немножко о переводах


         Вот как вспомнился тут на днях Пастернак,  так захотелось порассуждать о переводах.  Стихотворных. В том числе - пастернаковских. 
       Много раз  многие люди говорили о том, что искусство поэтического перевода - исключительно русское явление. В других языковых культурах либо создают, не рифмуя, более или менее аккуратные подстрочники - для ознакомления читателя с творчеством иностранного поэта,  либо - собственные, авторские стихотворения "по мотивам",  переложения.  Иногда, редко - академические дистиллированные переводы, призванные продемонстрировать оригинальность формы, выбранной иноязычным автором.
     Русская переводческая школа ставит перед собой совершенно иную - немыслимую - задачу: создать на русском языке полноценное сильное стихотворение, именно такое - в идеале - каким было бы исходное, если бы родным языком автора был русский.
    Наша  культура - гигантский аккумулятор. Она стягивает в себя, осваивает и присваивает все, стоящее внимания,  все значительные культурные явления мира. Перевести стихотворение  - значит совершить акт присвоения, операцию "было ваше - стало наше".
    Задача, однако, не из простых.
    Борис Пастернак  считается одним из наших ведущих переводчиков, однако время от времени раздаются голоса тех, кто в этом сомневается.  Сомневаются именно в том, что Пастернак совершал этот, свойственный нашей культуре, акт присвоения.
     Ниже - один частный пример. Отнюдь не оригинальный, но даже рискуя повторить общеизвестное, я все-таки хочу его привести.

Читать дальше...Свернуть )Читать дальше...Свернуть )

Н. С. Лесков. "Чертогон"

Описан любопытный обычай московских купцов первого ряда, наиболее богатых и уважаемых.
Начинается все с того, что купец впадает в тоску, чтоб не сказать - в депрессию.
"...и на лице у него этакая что называется плюмса, как бывает от скуки.
Туда- сюда глядит и один раз на меня метнул глазом и ни с того ни с сего проговорил:
- Совсем жисти нет."(с)
Для лечения сей болезни страждущий, срочно и немедленно созвав таких же, как он, пожилых солидных купцов, снимает целиком "Яр", совершенно не ограничивая себя в расходах ("Кто что захочет, всякому чтоб было." (с)), в целях исключения смертоубийства и других каких неприятностей нанимает опытного вышибалу - и ударяется со товарищи в разгул. Дикий, с безудержным пьянством, крушением всего вокруг, битьем в литавры, цыганами и цыганками (последнее - единственное, что не сказать чтоб прилично, но умеренно).
При этом видно, что все участники действа (Лесков называет его обрядом) - служащие "Яра", друзья-купцы, цыгане, цыганки, вышибала (который, кстати, во всякое другое время учителем трудится) - с порядком его хорошо знакомы, не в первый раз.
Илья Федосеевич чертей гонит, чтоб душу вконец не сгрызли, - что ж тут особенного?
Читать дальше...Свернуть )Читать дальше...Свернуть )


 
Поэма написана на основе Жития прп. Иоанна Дамаскина, христианского поэта-песнопевца, еще при жизни прозванного Златоструйным. Ради служения Богу Иоанн покинул двор халифа, где пользовался почетом и влиянием, и удалился в Лавру Саввы Освященного. К этому времени он был уже знаменит - и как поэт, и как защитник христианства. Но в обители знаменитость - мирское искушение, ведущее к гордыне. Суровый старец, данный настоятелем в наставники Иоанну, желая смирить послушника и оградить его от гордыни, дал ему устав молчания и запретил писать. Иоанн, поэт от Бога, для которого не петь было - как не дышать, строго и безропотно нес послушание. Но умер один из братьев обители, и другой брат в горе пришел к певцу и молил его дать песнопение, способное утишить скорбь. Стойко смирявший невыносимое давление своего дара, Иоанн не смог устоять перед человеческим горем. Сострадание заставило его нарушить устав. Он написал стихиры, способные заставить горе излиться в слезах. Старец наложил на него суровое и унизительное наказание - заставил убирать нужники, и бывший вельможа со смирением принял его. Но суровому наставнику во сне явилась Богоматерь и сказала ему, что дар послан Иоанну Богом. Освобожденный от запрета певец в течение 50 лет неустанно и щедро славил в песнетворчестве своем Творца.
       Такую вот историю о Божьем Даре и смирении, о путях служения выбрал для поэмы русский писатель 19 в. 
     

Читать дальше...Свернуть )

Profile

edelberte
Ольга

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner