Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

ноутбук

СУП хочет денег

   Как известно, платить шантажистам и вымогателям - последнее дело. Они не останавливаются; обдерут как липку и на мороз выкинут.
   В качестве симметричного и адекватного ответа зарегистрировалась на Фейсбуке.  Именуюсь там Ольга Эдельберта. Не хватает только дефиса и гордой фамилии Дос Санчос ван дер Граф. Что там делать - пока не знаю; не разобралась даже, как посты писать. Пусть просто так полежит. Но если кому-то что-то надо - зафрендить (или как оно там называется), плюсиков наставить - пишите, сделаю, что ж аккаунту зазря простаивать.

Подробнее о скверных смысле и последствиях этого СУПовского начинания - здесь.

Ложь - царица доказательств.

Ну до чего же все-таки цеплючим бывает вранье! Сегодня, пробегая мимо включенного телевизора, заглянула в него мельком и увидела солидного дядечку, вещавшего: " Это Вышинский называл признание обвиняемого царицей доказательств..."

Нет, мне Вышинский, конечно, ни с какой стороны не родственник, но чтоб вот так вот, выдать черное за белое, и чтоб все в это поверили и повторяли с радостной старательностью волнистых попугайчиков... Даже Пушков в "Постскриптуме" - а ведь МГИМО окончил! - как-то "процитировал Вышинского". Бесит меня это.

Никогда А. Я. Вышинский ничего подобного не писал. Писал - наоборот.

    Вообще-то, "Признание - царица доказательств" - это калька, буквальный перевод латинской фразы, в которой зафиксировано положение средневекового европейского права. Да оно, это положение, и сейчас в западном уголовно-процессуальном праве присутствует. Помните знаменитую формулу-предупреждение, которую американские полицейские в кино произносят, надевая на преступника наручники? "Вы имеете право хранить молчание... все, что вы скажете с этого момента, может быть использовано против вас." Они произносят это именно потому, что признание как доказательство используется в суде. Или когда Пуаро (или Ниро Вульф) собирает свидетелей, рисует им, не имея никаких реальных доказательств, картину преступления - и заставляет преступника выдать себя. И тут же входят полицейские с наручниками... Сказанное преступником при свидетелях служит достаточным основанием для ареста.

А вот у советского сыщика такой номер не прошел бы.

Признание обвиняемого в советском уголовно-процессуальном праве не только царицей, но и вообще доказательством по делу не являлось. И разработал теорию такого права А.Я. Вышинский.

А вот та фраза, из которой и слепили басню. Как говорится - судите сами.

«…было бы ошибочным придавать обвиняемому или подсудимому, вернее, их объяснениям, большее значение, чем они заслуживают этого… В достаточно уже отдаленные времена, в эпоху господства в процессе теории так называемых законных (формальных) доказательств, переоценка значения признаний подсудимого или обвиняемого доходила до такой степени, что признание обвиняемым себя виновным считалось за непреложную, не подлежащую сомнению истину, хотя бы это признание было вырвано у него пыткой, являвшейся в те времена чуть ли не единственным процессуальным доказательством, во всяком случае считавшейся наиболее серьезным доказательством, "царицей доказательств" (regina probationum).

»

Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1946


У Андрея Януарьевича другой любимый таракан в голове водился, можно сказать, совсем противоположный, - объективное вменение. Но это уже совсем другая тема.