Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

"Ничто не выглядит таким, каким кажется"(с)


         В Советском Союзе было принято клясться в верности материализму. Но мало кто замечал, насколько последовательно идеалистичной была философская подкладка советского образа мышления. Фейербах засушенным листком пылился между страниц учебника философии, Маркс торжественно восседал в президиуме.  Гегель вращал колесики. 
       Collapse )

(no subject)


     Умер Вознесенский. Помянем.
Оттепель и прочая слякоть и гниль - да, купался он в этом и витийствовал, было.
    Но все-таки он был поэт.

 

 

Collapse )

 


(no subject)

По следам передачи Третьякова о постмодерне и постмодернизме.

                                   О постмодерне и постмодернизме, как я себе это поняла.
 
      В одной из статей, посвященных Гессе, Аверинцев так писал о Томасе Манне: он всю жизнь чувствовал себя представителем и говорил как представитель. Представителем и наследником европейской цивилизации, представителем немецкой нации и культуры, того круга антифашистской немецкой интеллигенции, к которому принадлежал... 
      Представительство налагает ответственность, которую Томас Манн в полной мере ощущал и принимал на себя. Гессе, который мечтал о том, что в семьдесят лет умрет в тюремной камере, куда попадет за изнасилование несовершеннолетней, говорил от себя и только от себя и ощущал себя в мире одиноким Степным волком, такой ответственности не знал.
      Гессе, в отличие от Томаса Манна, уже был человеком постмодерна.
     Но совершающийся перелом ощущали оба. Гессе писал о наступлении "фельетонной эпохи", в которой любая мысль, любой факт культуры перестанет быть элементом целостности и превратится в случайную тему для газетной болтовни. Томас Манн: "Человек живет не только своей личной жизнью, как отдельная индивидуальность, но - сознательно или бессознательно - также жизнью целого, жизнью современной ему эпохи... Перед отдельным человеком могут стоять  самые разнообразные задачи, цели, надежды и перспективы, и он черпает в них импульсы для более высоких трудов и усилий; но если в том внеличном, что окружает его, если, несмотря на всю внешнюю подвижность своей эпохи, он прозревает в самом существе ее отсутствие всяких надежд и перспектив, если ему открывается ее безнадежность, безвыходность, беспомощность и если на все - сознательно или бессознательно - поставленные вопросы о высшем, сверхличном и безусловном смысле всяких трудов и усилий эта эпоха отвечает глухим молчанием, то как раз у наиболее честных представителей человеческого рода такое молчание почти неизбежно вызывает подавленность..."
     Ощущающий эту подавленность молодой Ганс Касторп, герой "Волшебной горы", вступает в интеллектуальное и духовное взаимодействие с представителями (представителями!) допостмодернистских целостностей: модерна (Сеттембрини) и католического христианства (Нафта) - и в каждом из них обнаруживает некую "неправильность", червячок сомнения, неспособность в полной мере следовать представляемым цееностям, "влажный очажок" развивающейся подспудно смертельной болезни постмодернизма.
     Мальро называл свою эпоху "гадательной" и спрашивал, могли ли люди иных эпох поставить на одну полку Ницше и отцов церкви - и не испытывать от этого ни смущения, ни дискомфорта? Но Мальро уже не ужасался. 
     Строительство коммунизма как особая форма реализации проекта модерн, остановила в нашей стране, в нашей культуре развитие постмодерна, но после слома этого проекта болезнь вернулась - с ураганным течением.
   Сомнения Ганса Касторпа уже представляются чуть ли не проявлением целостности.
     В одном из романов Донцовой описано, как современная молодая женщина решила приготовить курицу по рецепту из советской кулинарной книги. Там было сказано: возьмите чистую бутылку из-под молока, насадите на нее выпотрошенную и вымытую курицу и поставьте на противне в сильно разогретую духовку. Девушка взяла пластиковую бутылку и добросовестно исполнила все написанное.
     Это можно рассматривать как анекдот. Но в другую эпоху такой анекдот возникнуть бы не мог. Здесь не личный идиотизм, а полный разрыв связей со всякой целостностью и системностью. Только "я", только "здесь" и "сейчас". Особенность постмодернистского мышления. Отсутстивие не только ощущения себя в истории (а какими были бутылки тогда?), но и себя в физическом мире (пластик же плавится!). И я вполне допускаю, что такие девушки существуют в действительности.
      Посмотрите современные учебники по математике для 3-5 классов средней школы. Винегрет из мелко нарезанных кусочков различных математических дисциплин, нарочито (сознательно?) беспорядочно перемешанных. Крошечный кусочек геометрии соседствует с примерами на счет и маленькими кусочками основ метрической системы. Повторяю - в полном беспорядке! Учебник биологии за 5 класс. В одном параграфе - размножение всех, от инфузории до человека. А следующий параграф - об экологии... Бессистемность знаний - бессмысленность бытия. И гансов касторпов, которых это заставляет страдать и искать смысла, который возможен только в целостности, становится все меньше. 
    Однако есть кое-что, что обнадеживает. Опыт Советского Союза показывает: с болезнью можно бороться.

Подумавши чуток, добавляю.
Вообще-то здесь смешиваются (и, как я понимаю, не только мною) две вещи, которые, по-хорошему, смешивать нельзя, а надо развести: постмодерн как историческую эпоху, характеризующуюся постепенной утратой системообразующих ценностей (с постмодернизмом как отражением этой эпохи в личности) и "постмодернизм" как политтехнологию, направленную на разрушение имеющихся ценностных связей.